Добро пожаловать на борт!
Это абсолютно бесплатно.
Сооснователь КосмОдис о современных образовательных технологиях для НИУ ВШЭ
Сооснователь КосмОдис Павел Давидович Рабинович побеседовал с представителями Лаборатории образовательной журналистики НИУ ВШЭ
о трендах современного образования и месте Agile-подходов в нем в нем
Я в школе с 1993 года. Уже с тех времен мы с моими учениками делали крайне интересные вещи. Много позже мы узнали, что это называется «проектная работа». А еще через много лет и, что это на современном этапе превратилось в «Agile». На самом деле, Agile это или не Agile, не столь важно.

То, что мы делаем в мировой практике называется «project based learning». То есть, обучение на основе проекта как в урочной, так и во внеурочной деятельности. Это позволяет перевести детей из объекта обучения в субъект, то есть перевесе их в активную позицию.

Agile – это удобная методология, удобный инструментарий.
— Расскажите о себе. Чем Вы занимаетесь? Что
мотивировало заняться Agile в образовании?
Визуализация agile-подхода
Классно-урочная система – это замечательная система, но она была рассчитана на быструю передачу текущих знаний, копирование знаний из головы учителя в головы учеников. Сегодня, она не то что меня не устраивает, уже весь мир говорит о том, что этот метод себя изжил, поскольку понятие передачи знаний ставится под вопросом. Любые знания в момент передачи уже устаревают. У вас в руках гаджеты, и вы сегодня про agile знаете уже больше чем я или любой другой эксперт, вам нужно 10 минут, чтобы найти в Google всю информацию.

А теперь осознайте, что мы добровольно запираем детей в школе на 45 минут без доступа к внешнему миру. А если им не очень повезло с учителем, который дальше своего учебника и программы ничего не знает и считает, что он единственный источник знаний, то эти дети... Да, они выучат то, что знает учитель, но только на тот момент, чтобы написать контрольную работу или сдать экзамен.

А наша цель – научить детей учиться и сделать им плацдарм, чтобы они могли сами получать от учебы удовольствие и делать это на протяжении всей жизни. Сделать это можно только с помощью активного обучения и в связи с этим, проектный подход –один из инструментов
— Чем плоха текущая система образования? Зачем нужен проектный подход?
Фактоид

Современная система образования
Это очень хороший, но каверзный вопрос. Школьное образование не может усреднять или не усреднять детей. Форма его организации, форма проведения образовательного процесса может усреднять. Если учитель адекватный, творческий и действует в интересах ребенка, то он и традиционными способами, и проектными и любыми другими найдет возможность, чтобы дети шли на «фронтире» своих возможностей.

Те, кто интересуется математикой или чувствует у себя способности к этому, будет решать два раза больше задач или более интересные, глубокие, исследовательские задачи. А те, кто чувствует себя увереннее в гуманитарных областях, будут больше уделять внимания сочинениям, творчеству и так далее.
Но при этом, базовый уровень по тому или другому предмету у них будет.

Если же учитель формально находится на своем рабочем месте и, как мы говорим, исполняет роль диктофона, повторяя то, что написано в учебнике, тогда мы получим то, что дети будут сидеть в школе от звонка до звонка. А после занятий рваться в учреждения дополнительного образования, в ту же школу, но на проекты, где они могут сами себя реализовать
— Вы считаете, образование усредняет детей?
Преимущества профильного обучения в школе:

Больше часов профильных
предметов

Более эффективная подготовка к будущей профессии

Содействует процессу самоопределения старше-классников
Существует два основных способа деления- по возрасту и по интересам. Обе концепции рабочие. Например, в сельских школах есть практика разновозрастных групп-классов, когда малокомплектные школы. Но я здесь предложил бы всё-таки ориентацию на возрастное деление, но вопрос – что делать с интересами?

Например, у меня ребенок учится в одной из московских гимназий, где как такового деления на классы в явном виде не существует. Там есть деление на группы учеников, которые считают себя более физмат направлением, дети более универсального образования и дети гуманитарного образования. Чисто условно они делятся на «а», «б» и «в». Но интерес в том, что параллель сформирована по возрасту, и при этом всё общение происходит в общем потоке, на весь поток есть три классных руководителя, на весь поток есть три учителя физкультуры, три учителя математики и так далее. На профильные предметы дети расходятся по разным группам.

Этот опыт интересен тем, что ребенок может общаться с любым из учителей, который ведет традиционную, углубленную группу и для себя уже делать собственный бэнчмаркинг, «ой, а мне это интересно». Иногда ведь личность учителя истории неоценима. Иногда ребенок думает, что он не любит математику, но учитель настолько харизматичный, настолько вдохновляющий и интересный, что ребенок из-за интереса к учителю втягивается и в предмет.

Поэтому, отвечая на Ваш вопрос – хорошо и то, и другое, но мне всё-таки кажется, базовая градация – возрастная.
— Вы предлагаете совсем отказаться от классов?
В активной форме мы начали его использовать с ноября прошлого года, в школе 25 г.Балашиха. У нас один учитель начал это пробовать, на сегодняшний день в этой школе уже 16 учителей перешли на эту методологию. Опять же, прелесть в том, что все используют по-разному, и это очень интересно. Например, учитель математики с 7 класса ведет все уроки целиком на SCRUM, а учителя русского и иностранного языков- кто-то делает отдельные темы, кто-то блоки тем и так далее. Это очень удобно тем, что учитель может применять этот инструмент достаточно вариативно.

Есть другие школы, которые сегодня уже подсоединяются, это и 12 школа г.Балашихи, и московские школы есть, и школы других регионов. Результаты у всех разные, но динамика у всех положительная через некоторое время. Вначале у всех идет вполне закономерный спад, поскольку, во-первых, и привыкнуть нужно, а во-вторых, знаете, здесь же важно привыкнуть к свободе, потому что переход на SCRUM уроки подразумевает, что дети становятся дирижёрами своего времени, и, естественно, в самом начале, как говорится, «воздух свободы вскружил голову профессору Плейшнеру». Это тот же самый эффект, когда дети думают, что им всё можно, они теряются, начинают откладывать на потом, а потом они понимают, что «потом» не существует и это «потом» выражается в увеличенной домашней работе.

— О практике использования Scrum в образовании
SCRUM в образовании
Балашиха: начала вводить Scrum в 2017
Подольск: начала вводить Scrum более года назад

Я надеюсь, что таких еще нет и, надеюсь, что таких и не будет. Я считаю, что «серебряной» пули не бывает и «волшебной таблетки» не должно быть
– Есть ли школы, полностью перешедшие на Agile-подход?
Да. Важна возможность выбора учителем конкретно наиболее эффективного инструмента в конкретный момент времени
– Золотая середина? :)
Это не абсолютный уход от домашней и классной работ. Есть темы, есть проект, на него отводится определенное время, дальше есть постановка задачи от учителя: что должны знать, какие компетенции должны получить, с какими результатами детишки должны прийти к окончанию этого спринта или этого проекта. А дальше всё в руках детей: они выбирают, сидеть ли в школе допоздна и эту неделю полностью посвящать математике или тому или иному предмету или вообще ничего не делать на уроке, а всё оставить на дом.

Это их выбор, но этим выбором надо научиться пользоваться. Учить всем теорию и потом всем делать практическое задание, чтобы распределять работу, чтобы ускорить процесс. Читать учебник или читать Сoursera, Универсариум, YouTube, Google. Это всё их инструменты и вот здесь, конечно, им требуется определенное время на адаптацию, но это время, как правило, очень быстрое- в пределах нескольких недель. Это просто надо увидеть тот обрыв, в который можно попасть, если вовремя не взяться за самоорганизацию. И у грамотного учителя роль в этом основная, потому что он переходит в режим ментора, наставника, коуча, навигатора. Его задача- показать детям, что свобода— это права, но в обмен на обязательства.

И тогда у детей получается всё замечательно, потому что, во-первых, другая мотивация, дети начинают себя чувствовать владельцами процесса, ими никто не понукает, они сами формируют группы, выбирают SCRUM-мастера, формы, источники, они с учителем начинают сотрудничать. Учитель уже не стоит у доски, он находится внутри класса, и он, соответственно, либо сам замечает ту группу, в которой есть затруднения, либо он подходит по вызову той или иной группы. Он не вещает на весь класс, он работает прицельно с теми детьми, которым сейчас нужна его помощь, в этом и есть фишка. Вспомните себя в школе, когда Вам было не очень ловко задать тот или иной вопрос, потому что ваши друзья по классу могут не так на Вас посмотреть. Здесь это исключено, потому что вы вызываете к себе, в рамках четырех детей, учителя и задаете ему вопрос, и он Вам также приватно отвечает.

А дальше возникает очень интересная тема, связанная с тем, что, поскольку дети сами заинтересованы в максимально освобождении своего времени и в скорейшем прохождении той или иной темы, то те же перемены они начинают тратить предметно, они начинают обсуждать содержательные вопросы. И, как следствие этого, они втягиваются в эту культуру содержательных обсуждений. А дальше мы имеем результаты, которые мы имеем по электронным журналам, где-то они круче, где-то это более пологие результаты, но всегда положительная динамика, потому что это тот самый эффект, когда вы учитесь для себя, а не для Марьи Ивановны
—Что означает переход на SCRUM уроки?
Вы знаете, нет единого мерила, всё зависит от конкретного учителя, потому что у нас есть замечательные примеры, когда, как вы говорите, «учителя старой формации» поднимают флаг выше молодых и дают им такую фору, что иногда даже мы не успеваем.

А иногда они занимают нормально-ожидаемую оборонительную позицию и пытаются доказать, что любая попытка изменения конструкции образовательного процесса, и любая попытка уйти от традиционной классно-урочной работы предвещает крах всему живому. Это нормально.
—Об учителях "старой формации"
Ну во-первых, здесь опять же либо посмотреть на соседа. Когда я был маленький, у нас по телевизору была немецкая передача «Делай с нами, делай как мы, делай лучше нас», а-ля наши веселые старты, и как раз вот этот девиз на многие годы с нами осел, поэтому, отвечая на Ваш вопрос «что может сподвигнуть»- смотрим на соседа и видим, когда получается интересный результат, а я продолжаю надрывать горло и получать те же тройки у детей. Либо я сам понимаю, что вот так дальше жить нельзя и надо что-то менять, и вот он удобный инструмент, либо, в очень редких случаях, «принуждение к миру». Когда, например, есть воля администрации, она понимает, что надо меняться- сначала по принуждению, а потом входим во вкус и приобретаем результаты
—О причинах введения изменений и о тех, от кого идет инициатива
Знаете, очень интересный вопрос. Судя по тем школам, с которыми мы работаем, у нас очень интересные есть примеры. Вот сегодня, например, мы были в школе, в которой инициатива от замдиректора. Он прогрессивный, он такой боевой, бывший IТ-шник и, соответственно, он пытается сделать реинжиниринг в школе, сделать из нее agile-школу.

Нам наоборот приходится его немного ограничивать и объяснять, что фразы «все» и «agile-школа» не должны быть. Сегодня как разы был замечательный тренинг, на котором мы это продемонстрировали практически, он с нами согласился, теперь мы делаем небольшой шаг назад и аккуратно идем вперед. В некоторых случаях есть директор, который понимает, куда идем, зачем идем, и что он хочет в конце.

Смесь авторитарного управления с гибкими технологиями. В некоторых ситуациях, как, например, школа 25 г.Балашиха, началось всё с учителя, который после нашей программы повышения квалификации заинтересовался и попробовал у себя повнедрять, у него это начало получаться, и настолько она с детьми вошла во вкус, что дальше уже дети убедили остальных учителей перейти на эту технологию.
—От кого должна пойти инициатива, чтобы ввести такой метод в школе
Здесь универсальных ответов не может быть. Во-первых, что значит сверху? От высоты этого «верха» зависит возможность «терапевтического» лечения или, как говорится, только «хирургического». Иногда бывает ситуация, когда она патовая. К сожалению, такие случаи есть, когда даже мы говорим, что учителю проще «принять решение о своей карьере» в другой школе или другой организации, чем сражаться с ветряными мельницами в текущей ситуации. К счастью, таких случаев почти нет.

Поэтому, как правило, это всё вопрос: а. грамотных коммуникаций, б. правильный интерпретаций, например, у нас были школы, в которых учителя зажглись этой идеологией, не совсем корректно вышли на родительское собрание или вообще проигнорировали работу с родителями, или, заявив, что «мы теперь ваших детей будем SCRUM-ить, теперь ваши дети всё будут делать сами». Дальше вы сами понимаете, что произошло, родители вместо того, чтобы вникнуть и поговорить с директором, они с ним поговорили, но через прокуратуру, Рособрнадзор и другие инстанции. Это одно из типовых поведений. Это эффект недоработки того же директора, который не предвосхитил эти риски или учителя, который не просчитал эти риски.

Аналогично бывает со стороны директора, когда учитель приходит весь такой довольный «мы сейчас будем применять SCRUM», а ему в ответ директор «поскромнее надо быть, товарищ, поскромнее». Поэтому, здесь вопрос именно в конкретизации ситуации. Директору надо объяснить, что ему за это ничего не будет и это удобный инструмент для развития его же школы, в некоторых ситуациях мы и директоров, и завучей, и учителей водим на различные семинары, мероприятия и выставки. Они видят, что у других уже хорошо получается.
Что делать, если инициатива не получает "зеленый свет" сверху?
Фактоид
У нас на сегодняшний день замечательные стандарты. Подчеркиваю, на сегодняшний день. Которые позволяют нормальному учителю чувствовать себя, как рыба в воде, и не быть скованным какими-то рамками, потому что так устроен стандарт. Более того, проектная работа прописана в стандарте. Задача развития ребенка, личностных результатов, выработка универсальных учебных действий прописаны в стандарте.

Поэтому, с этой точки зрения, никакого конфликта между переходом на использование agile-инструментария не существует. Наоборот, это более удобный инструмент реализации стандартов. А второй аспект, который вы затронули, «кардинальные перестройки», прежде всего, это перестройка самопозиционирования учителя, который привык быть единственным источником информации, главным командующим и главным авторитетом.

Главное-осознать, что с приходом интернета, ИИ, сетей и всего остального, он замечательный человек, он мудрый, но он не единственный источник. Школа— не авторитет, как храм знаний.
О пересмотре современной системы школьного образования
Ян Амос Коменский
Основоположник классно-урочной системы образования
Авторитет— нет, позиция единственного источника знаний. И вот в этом главная проблема, понять, что авторитет и роль источника знаний- это две совершенно разные вещи. И вот те учителя, которые понимают, что их задача- быть не диктофоном, вещателем, а наставником, коучем, мотиватором— это как раз те учителя, которые формируют незыблемый авторитет.

Именно за таким учителем идут куда угодно. А те, кто продолжают использовать фронталку и считают, что только они всё знают про предмет и кроме их предмета ничего больше в жизни детям не надо, те остаются с соответствующем отношением детей к ним.

Поэтому, первое, что менять- положение учителя. Он не транслятор знаний, он такой же ученик в некоторых ситуациях, он более опытный. Это как разница между умным и мудрым. Умный знает, как делать, а мудрый знает, как не попадать в те ситуации, где надо знать, как делать. Также нужно понимать, что на уроке возможен «бедлам», дисциплина- вторична. Главное-продукт. Необходима, как говорится, смена майндсета в головах преподавателей.
—По-вашему, ученики могу оспаривать авторитет учителя?
Мы как раз и пытаемся это делать. И не только мы, а многие. Необходимо перейти от накачки знаний к созданию ситуаций, при которых знания являются инструментом реализации тех вещей, которые детей интересуют, то же проектное мышление. Знания должны быть междисциплинарными.

Не учитель математики рассказывает на своих уроках с упоением про производные и интегралы, заставляя решать одно уравнение за другим, а учитель физики заставляет учить десять формул по механике и так далее. Вместо этого им надо вместе вести спаренный урок и рассказывать, что производная- это скорость изменения проекта, вторая производная- это ускорение, а интеграл- это площадь. Тогда детям становится понятно, а зачем я это изучаю. Потому что он сейчас конструирует какую-нибудь игрушку, которая должна подъехать-отъехать-поклониться. Для этого я должен уметь рассчитывать, мне надо научиться ее программировать и так далее.
— В заключении, расскажите, как, по-вашему, можно сделать образование интереснее?
Фактоид
Made on
Tilda